• ИГРОВОЕ ВРЕМЯ • СЕНТЯБРЬ 1527 ГОДА •

В Орвене дожидаются прибытия аэнорской принцессы, которая после заключения мира с северянами должна выйти замуж за юного короля. думая, что король будет слишком занят хлопотами с красавицей-женой, регент тем самым надеется хоть немного удержать свою власть. Аэнорцы, тем временем, не рады заключению мира и тому, что Орвену отдали плодородные земли, завоеванные в ходе четырехлетней войны. Фрисландские острова также недовольны властью регента - тот обложил островитян непомерными налогами. А в Мессалонии, тем временем, зреет новое восстание против хана - кровавое и жестокое...
JEANNEDILSAHEMELINE



Правила+FAQСюжетВнешности
Хотим видетьНужные роли

DREAMS OF CROWN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DREAMS OF CROWN » The spoils of War » С лицом Мадонны и взглядом Горгоны;


С лицом Мадонны и взглядом Горгоны;

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://78.media.tumblr.com/cdaee80db6089eaa3fe98880a9c03d27/tumblr_p8j1n17CDz1wm993lo9_250.png

https://78.media.tumblr.com/d12f67c06aefbb99f8889b4e6e79d11e/tumblr_p8j1n17CDz1wm993lo7_250.png

https://78.media.tumblr.com/29b40ee519c66f5d7549e1d8b840c63a/tumblr_p8j1n17CDz1wm993lo3_250.png

https://78.media.tumblr.com/0a51280c84100ec340ab3ba342251fd1/tumblr_p8j1n17CDz1wm993lo1_250.png

Кляня погоду, средь останков каравелл торговых
Меня встретит та, с лицом Мадонны и взглядом Горгоны

конец лета 1526, Эмс, причал близ деревушки Скалистая гавань// Мария Кассель, капитан Эврар
"...Увы, она не стала моей тихой гаванью."

Отредактировано Evrard (2018-08-19 11:41:35)

+1

2

Хозяева Эмса никогда не были жестоки к своей прислуге. Скорее наоборот; попасть на работу в замок наместника считалось своего рода удачей: здесь недурно платили, людская содержалась в чистоте, а на праздники милорд щедро проставлялся, а молодая леди - после смерти матушки, Мария превратилась в полноправную хозяйку дома и фактически являла собой второго человека на острове, в обход законного наследника - от щедрот своих одаривала служанок лентами, гребнями для волос и иными безделушками, столь милыми девичьему сердцу, а к свадьбе могла помочь с приданным. Любимым служанкам (обычно попасть в стан таковых можно было, продемонстрировав умения в рукоделии или способность к обращению с волосами), она и вовсе могла подарит своё старое платье. Разве ж во многих домах к прислуге относятся с подобными милостями? А эти разговоры о том, что наместник вовсе не прочь с некоторыми девицами заняться непотребствами... ну на то они и служанки. У мужчин есть свои потребности, и если девки достаточно глупы, чтобы попадаться им под руки - сами виноваты. Ничего плохого с ними не происходит, к ним не жестоки, не злы - нечего и нюни распускать. Мария никогда не прислушивалась к подобной ерунде, считая её недостойной своего внимания. Она леди, а у леди нет ничего общего со столь низкими темами.
Тем необъяснимей было поведение двух комнатных слуг, что обычно занимались топкой каминов в жилых комнатах, да выполняли поручения отца. В тот день, Мария, одеваясь к завтраку, обнаружила, что куда-то пропали некоторые из её колец; целых три, весьма дорогостоящих украшения, которые она привыкла носить в память о матери и бабушке, словно провалились сквозь землю. Разумеется, то была вина её служанки, не усмотревшей за ними (леди Кассель уже велела выпороть никчемную дуру); но и воров требовалось найти и наказать.

Ради справедливости, сначала, разумеется, Мария велела полностью обыскать её покои. Стража замка была извещена о произошедшем, как и отец. Мария запретила пускать и выпускать кого бы там ни было на время проведения следствия и принимала в нем активнейшее участие. Её интересовала не столько даже судьба колец, сколько возможность рассеять скуку; в Эмсе редко происходило нечто хоть сколько-то необычное, и для девушки происходящее было на грани с забавной игрой.

Когда стало очевидным то, что в покоях леди нет ни намёка на пропавшее кольцо, Мария велела устроить обыски в женской и мужской людской, а так же обыскать самих слуг, и леди из своей свиты. Последние были возмущенны происходящим, и успокоило их лишь то, что обыск будут проводить не стражники, но воспитательница леди Кассель, остававшаяся при ней и поныне в качестве старшей фрейлины (а по факту и желанию отца - надсмотрщицы и опекунши).

Старая сука. Наверняка это её рук дело.

Впрочем, подозрения Марии не подтверждаются; ей докладывают, что пропали двое слуг. Разумеется, они решили сбежать с её украшениями! Мария велит подать лошадей; они направляются в гавань. Ни один корабль не покинет гостеприимную Скалистую гавань, пока беглецы не будут найдены.

-Я лично хочу досмотреть каждый корабль и проверить, что там нет моих слуг. Воры должны быть достойно наказаны! -
начальник стражи, кажется, испытывает определенные сомнения, но отца здесь нет, а Мария говорит уверенно и спокойно. Впрочем, интересны ей не только поиски (сердце бьется совсем как на охоте, когда она близка к тому, чтобы загнать добычу!), но и сами корабли. Мужской мир, полностью лишенный благотворного женского влияния; весьма интересно.

-Морская сука. Пусть капитан выведет всех гребцов, моряков и кто там есть. Я хочу, чтобы все, кто есть на корабле, собрались на палубе, пока мои люди обыскивают трюмы. - ей даже не нужна рука, чтобы взойти на борт корабля. Щеки блестят от возбуждения.

+1

3

ultima thule

https://78.media.tumblr.com/3cd783c7affe65ca8ad4bc14c98976e1/tumblr_ng2zvvNqeN1qb5yq5o4_250.png

моей неуловимой...

[indent]Возгласы гвардейцев и крик береговой охраны всколыхнули знойный, казавшийся неподвижным, воздух. Грохот их шагов и лязг оружия сотряс утреннюю тишину и прокатился неприятным шумом над побережьем, отразившись от кораблей, стоявших на якоре, прежде чем гулким эхом раскатиться среди зеленых деревьев на противоположной стороне пыльной дороги в порт. Скалистая гавань была очень тихим, провинциальным местом, провонявшим рыбой, дешевым пойлом и нищетой, поэтому внезапный визит гвардейцев в одно мгновение приковал к себе сотни любопытных глаз. Птицы в испуге сорвались с покосившихся мачт и принялись описывать круги в ослепительных лучах ярко-оранжевого солнца. Полусонная юнга Морской суки Элвина, чинившая чью-то рубаху, сидя прямо на бревенчатой палубе рядом с креслом капитана Эврара, прислушалась к приближающимся звонким шагам, привстала от неожиданности, а потом бросилась к мостику. Девушка изо всех сил вцепилась в перила и наклонилась вперед,  устремив пристальный взгляд в сторону дороги. Позади нее капитан Эврар уже вооруженный подзорной трубой, смотрел туда же. На его лице появилось выражение тоски и разочарования. Голубовато-серые облака дорожной пыли клубами поднимались к лицам гвардейцев, чтобы раствориться в жарком мареве, висящем в воздухе. Было невозможно разглядеть решительно ничего, кроме белых стягов с символом дома Кассель.
[indent] - Да чтоб тебя. - проговорил себе под нос капитан Эврар. Он не успел договорить, так как в этот же момент раздался барабанный бой. Один из гвардейцев вышел вперед и стал громогласно зачитывать немедленно требование для всех судов - вывести на берег все команды для личного досмотра. Таково требование дома Кассель. Эврар быстро искал глазами наместника, вспоминая, сколько золото последний раз засылал этому старому пройдохе. А всё ему мало! Господин наместник был более чем лоялен к пиратам, вовремя платившим пошлины и налоги, и не гадившим там, где кормятся. Внезапные ревизии никак не входили в планы Эврара, тем более сейчас. Но вот наконец барабан смолк, возгласы гвардейцев улеглись, птицы вернулись на мачту, и наступила тишина.
[indent] - Боюсь, что наместника здесь нет, кэп... Гвардейцы сопровождают... Марию Кассель? - подытожила Элфина, развернувшись к капитану лицом.
[indent] - Марию Кассель, ты уверена? - сам не зная для чего, переспросил Эврар. Он глядел в подзорную трубу, выискивая лицо той самой дамы, что решилась посетить пиратскую бухту. Выглядел он чрезвычайно взволнованным.
[indent] - Сами посмотрите... - растеряно ответила девушка и махнула рукой в сторону берега.
[indent] - И что я должен там увидеть? - раздраженно рявкнул капитан. - Последний раз я видел Марию Кассель, когда та еще пешком под стол ходила... Что ей нужно?
[indent] Юнга молчала. Это насторожило Эврара еще больше. Элфина отвечала на корабле за внешнюю разведку. Она была прекрасно знакома с островной знатью, могла по голосу отличить леди Октавию от леди Алвивы, а так же знала, с кем из них спит сеньор Кэббот. От ее острых ушек и зорких зеленых глаз не мог утаиться никто, и уж тем более, эту молодую дерзкую пиратку мало что можно смутить. Но сейчас она молчала. Пристальный взгляд капитана всё же заставил ее заговорить.
[indent] - Я не знаю, кэп. - прозвучало как приговор. Тяжело вздохнув, Эврар поднял голову и расправил плечи. Всё понятно. Понятно, что ничего не понятно, и если об этом не знает даже Элфина...
[indent] - Я очень. Очень разочарован, Фина. [float=right]http://sd.uploads.ru/76AHV.gif[/float]

[indent] Там, на нижней палубе лежат ценнейший груз. Его завтра должна была забрать некая очень знатная дама, и если вдруг она узнает, что ее планы разрушены - Эврар навсегда останется у нее в личном долгу, а пираты знаю, что в данном случае смерть - гораздо милосердней. С какой бы целью Мария Кассель сюда не пожаловала, она не должна обнаружить груз, который везла Морская сука. Штандарт острова с золотой вышивкой мягко развивался на ветру. Гвардейцы ждали ответа.
[indent] - Спустись в трюм и передай команде, что если хоть один из них покинет корабль - назад они больше не попадут никогда. - скомандовал капитан девушку, и услышав от нее лишь угрюмое "Есть!", подошел ближе к борту. Отсюда было гораздо лучше видно "всю королевскую рать". Вздохнув, Эврар сделал несколько уверенных шагов по мостику. Его руки были сложенны за спиной. В ярком солнечном свете его хитрые глаза блестели, как старинное золото. Наконец, он остановился. Отсюда можно было лучше всего разглядеть дочь наместника Касселя. Она, кажется, совсем не изменилась, разве что стала выше. Перламутровый оттенок кожи, тонкие черты лица, изящный прямо нос, черные брови и ресницы. Внешность, не типичная для коренной островитянки, но Кассели вели свой род чуть ли не от королевской семьи, и были простительны эти причуды.
[indent] - Леди Мария! - любезно улыбнулся капитан, упершись в перила капитанского мостика. - Клянусь, Вы так похорошели с нашей последней встречи! Но чем я обязан?...
[indent] Усмешка исказила выразительное лицо капитана, но он вовремя замолчал. Скажи он еще слово, как суровые гвардейцы, сопровождающие дочь наместника на  берегу, обязательно обнажили бы оружие.
[indent] - Полагаю, у Вас есть грамота, подписанная Вашим достопочтенным папенькой, позволяющая осмотреть мой корабль? Боюсь, что без нее... - капитан развел руками. Гвардейцы уставились на него удивленным взглядом, в котором читалась ненависть и злость. Но Эврар не сомневался. Стоило ему сейчас хоть на мгновение проявить неуверенность в своих словах, и он проиграл.

Отредактировано Evrard (2018-08-20 17:15:36)

0

4

Прежде ей уже приходилось бывать в гавани, и не единожды; отсюда её, совсем ещё кроху, увозили ко двору её бабки и деда, тогда ещё живых, и в голове у неё осталось совсем смазанное, должно быть ложное воспоминание того, как она рыдает в тоске, сама не осознавая её причины. Сюда она прибыла ещё ребёнком, но уже осознающим - и предательство отца, и его бесконечную отдаленность, и бессмысленность прозябания при дворе (ведь ей обещали блистательное будущее и чудесную партию там, при дворе Его Величества! Несправедливая обида жгла сердце). Отсюда она отправлялась в морские прогулки на небольшом отцовском катере. И все же, ей ни разу не приходилось бывать в порту; леди Кассель доставляли к судну в закрытой карете, и она, не теряя ни минуты, поднималась на борт ожидающего её судна, где обычно бывало свежо из-за морского бриза.

Причалы подобной роскоши не знали, закрытые со всех сторон судами и грузами и линией берега, резко уходившей вверх. День стоял жаркий; над верхней губой Марии собрались крошечные бусинки солоноватого пота. Нагретый воздух, поднимаясь, искажал мир вокруг себя, и сейчас горы словно плясали в насмешке. Запах рыбы, солонины, соли, специй, мужского пота, рома и вина, а так же множества других товаров, доставляемых сюда (Мария не могла узнать их в этой перченной смеси) смешивался воедино, душа её и вместе с тем опьяняя. В какой-то момент, ей кажется, что она готова упасть от дурноты, но нет - это она просто слишком резко затормозила, на полпути на корабль; доски под ней пружинили, совершенно неощутимо во время ходьбы, и весьма заметно - во время остановки.

-Знакомства, капитан? - она оборачивается и бросает взгляд через плечо на распорядителя порта. Ставленник отца и его левая рука, вдовец, определенно мечтающий о выгодном браке (рыжий и со следами оспы на немолодом лице, нездорово худой и какой-то карикатурно высокий?), он даже не думает о том, что дочь наместника может обладать меньшей по сравнению с отцом властью. Марии нравится его подобострастие, но не он сам. Она спрашивает негромко, но не особо заботясь о том, услышат ли её люди на палубе.

-Господин Мартен, подскажете?...

-Капитана «Морской суки» - щеки мужчины отчаянно краснеют, когда он понял, что произнёс в присутствии высокородной леди, но она лишь едва заметно морщится, скорее из-за его заминки, чем из-за слов: - зовут Эрвар, леди Мария. - она морщится сильнее, и все же продолжает свой путь. Стражники встают на доски вслед за ней, но тормозят, не желая провоцировать пиратов. Меньше всего доволен самый близкий к Марии - начальник стражи. Будь его воля, он бы схватил её за ухо, и стащил к черту с корабля, по пути отвешивая подзатыльники. Но он не может... и Марию это забавит.

-Не помню, чтобы мне вас представляли, капитан Эрвен. Боюсь, что у меня нет сей грамоты - Мария разводит руками и будто бы даже отступает назад. - К сожалению, без неё, мне придётся велеть солдатам запереть бухту. А кроме того, велеть арестовывать каждого моряка, что сойдёт с судна, или попытается на него подняться, и каждый груз, что будет спущен. - она смотрит на него, слегка наклонив голову. Выход из бухты защищают два мыса, Дева Юга и Дева Севера. Сходясь, они оставляют между собой лишь неширокий пролив - ширина его едва ли составляет триста шагов. Ещё до её рождения, отец повелел возвести две башни, между которыми натянута мощная цепь; белые высокие силуэты и дали названия мысам. Для того, чтобы подать им сигнал, даже не нужен гонец - в хороший ветер, да при сильных гребцах, даже свежая лошадь может по быстроходности проиграть кораблю. Нет, отец возвёл сигнальную башню в порту - стоит только вспыхнуть пламени, как бухту запрут.

-Мне не хотелось бы так вредить морской торговле, но, капитан, я буду вынуждена это сделать, пока буду ожидать бумаг от моего папеньки, несколько часов, или, быть может, даже дней или недель.  Это может огорчить многих моряков, но разве у меня останется выбор? - Мария улыбается ему нежнейшей, мягчайшей из своих улыбок.

-Я буду признательна вам, капитан, если вы окажете мне честь и покажете ваши корабль и команду. Я всего лишь хочу найти воров, похитивших у меня драгоценную память о покойной матушке. Стража вполне может подождать меня на причале, если вы найдёте для меня всего лишь несколько минут.
- она прищуривает глаза, пытаясь рассмотреть своего собеседника, но не может это сделать, смотря против солнца.

+1


Вы здесь » DREAMS OF CROWN » The spoils of War » С лицом Мадонны и взглядом Горгоны;


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC